Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Слова только мешают понимать друг друга.
Антуан де Сент-Экзюпери, французский писатель
Latviannews
English version

Виктор Авотиньш: провозгласив поправки к закону о вузах, президент совершил глупость

Поделиться:
Виктор Авотиньш.
Президент Латвии Раймонд Вейонис совершил глупость, объявив поправки к закону о вузах, согласно которым обучение даже в частных вузах должно вестись на госязыке. Так считает один из «отцов Атмоды», публицист Виктор Авотиньш.

В частных вузах учится 15-16 тысяч человек, то есть почти каждый пятый латвийский студент, каждый третий-четвертый студент этих вузов – иностранец.

На русском языке (учитывая билингвальное обучение) учатся 5-7 тысяч. В частных вузах работает более полутора тысяч преподавателей и сотрудников. Согласно исследованию «Certus» от 2016 года, 5400 иностранных студентов принесли стране 148 миллионов евро. В общей сложности пять частных вузов уплатили налогов (в том числе в местные бюджеты) на 4 миллиона евро.

Эти цифры прозвучали на дискуссии в Балтийской международной академии (БМА).

«Дискуссия была очень широкой <...> Но представителей властей я в дискуссии в БМА не видел и не слышал. – пишет в Neatkarīgā Rīta Avīze Виктор Авотиньш. – Не слышал я и того, чтобы после принятия соответствующего решения Министерство образования и науки (МОН) вело какую-либо полемику с частными вузами. Но президент уже объявил поправки к закону о вузах. На мой взгляд, он сделал глупость. Смотрите, что думают об этом представители частных вузов, чье мнение я по большей части не цитирую, а пересказываю».

«Мы не можем найти ни одного аргумента МОН»

Станислав Бука, председатель сената БМА:

Опросы TNS свидетельствуют, что 47% жителей Латвии поддерживают сохранение языкового разнообразия и право использовать русский язык в латвийских образовательных учреждениях в полном объеме.

Но эта печально знаменитая статья закона о вузах – она не про русский язык. И даже не про английский язык в Латвийской республике.

Помогут ли эти поправки экспорту образования? Повысят ли конкурентоспособность наших вузов? Мы же приняли девиз Евросоюза: едины в многообразии. Так что это не только история об иностранных студентах, это и о том, как последствия данного решения повлияют на латвийских студентов, их семьи, эмиграцию и возвращение…

Мы спрашивали мэров больших городов Латгале, как они воспринимают эту идею. У нас один филиал в Даугавпилсе, второй в Резекне… В основном используется русский язык. Например, мэр Резекне сказал, что закрытие наших филиалов станет убытком для города. А ведь там филиалы еще и TSI, ISM, ISEB… В них вложены сотни тысяч евро. Потому что мы в свое время адекватно восприняли сигнал от руководства МОН: экспорт образования – наша стратегическая цель. Это записано в коалиционном договоре. Но выяснилось, что то, что записано пером и нельзя вырубить топором, можно изменить, перечитав закон…

В Париже 24 и 25 мая (спустя 20 лет после подписания Сорбоннской декларации) встретились министры 48 стран, которые отвечают за систему высшего образования. Не только для того, чтобы зафиксировать прогресс, достигнутый в сфере высшего образования в ЕС, но и чтобы подчеркнуть академическую свободу и ее важность. Институционную автономию. Общественную ответственность. А что позволяем себе мы, когда после подписания общего коммюнике в Париже не прошло и месяца? Мы начинаем заниматься трансформацией законодательной базы.

Еврокомиссия в свое время выдвинула задание – возможность общаться на родном и еще двух языках. Это была Болонская декларация (2002 год).

Но сегодня мы не можем найти ни одного аргумента МОН или коалиционных партий, которые 20 июня дружно проголосовали за эти поправки. Почему их надо принимать, зачем отнимать права у частных вузов?

Как это ни странно, положительный импульс в свое время пошел от двух женщин – Байбы Ривжи и Ины Друвиете. Понимая мировые тенденции, они поддержали развитие высшего образования с расчетом на его экспорт. И в то время число иностранных студентов (в том числе учившихся на русском языке) в нескольких государственных вузах выросло в десятки раз. Студенты наших частных вузов стипендии не получали. Хотя в странах ЕС, в том числе в Литве, Эстонии и Польше, они ее получают. А те, кто едут к нам учиться на русском, хотят получить европейский диплом и стать конкурентоспособными не только на рынке труда своих стран, но и на рынке труда ЕС.

Теперь министерство выступило с идеей – если уж мы проводим реформу в школах, то надо то же самое сделать и в вузах. Но тут нет никакой логической связи. Во-первых, как иностранные студенты связаны с реформой в наших школах? Они готовы учиться в другой стране на соответствующем языке и готовы за это платить. Так что этот аргумент не подходит. В 2017 году Совет по высшему образованию (СВО) обсуждал использование иностранных языков в школах. Из 12 его членов 11 были за. Один, угадайте кто – против. Тогда почему СВО это не озвучило как официальное мнение? Почему молчит Студенческий совет, тоже подписывавший коммюнике в Париже?»

«Нынешняя ситуация периодически повторяется»

Игорь Пименов, депутат Сейма:

«Я не считаю себя специалистом в сфере образования меньшинств, но ситуация сложилась так, что мне пришлось углубиться в некоторые законы. И нынешняя ситуация периодически повторяется. В 2011 году был открыт закон о вузах. В него внесли поправки, которые позволили преподавать в госвузах иностранцам. В первом чтении было принято решение, что учеба может вестись на госязыке и языках ЕС, если только у нас будут учиться иностранцы или выполняются какие-то международные договора о сотрудничестве. Я предложил убрать ограничение, связанное с языками ЕС, и дать иностранцам возможность преподавать на любом иностранном языке. Повторю – речь шла о государственных вузах. Частные вузы тогда работали без ограничений.

Основной целью моего предложения было расширить экспорт образования. Учитывая, что на востоке есть сотни студентов, которые хотят получить диплом с золотыми звездами на обложке. Это расширит их карьерные возможности. Причем не только в Европе, но у себя дома – в Казахстане, Азербайджане или Украине.

Но, к примеру, господин Абикис возразил: «Если мы примем это предложение, то будут достаточно трагические последствия. Когда в государственные вузы снова придет русский язык, то в средних школах больше не будет стимула учить латышский». Вот так обосновали запрет использовать русский язык в вузах. В том числе – в частных».

«Вузы, которые учат на русском языке, создают латвийскую интеллигенцию»

Владислав Волков, доктор социологии, ведущий исследователь Института философии и социологии ЛУ:

«Честно говоря, я не нашел ни единого исследования латвийских авторов, которое в той или иной степени могло создать интеллектуальную или информативную легитимность этим предложениям о переводе частных вузов на латышский язык.

В Латвии вы не найдете ни одного закона, ни единого подтверждения тому, что у этнических меньшинств нет прав реализовывать свою языковую идентичность. И не только в частном пространстве. Фактически, в латвийском законодательстве не существует запрета на функционирование языка в публичном пространстве гражданского общества.

Вопрос – нормально ли это, что гражданское общество у нас функционирует на разных языках? Или это тоже аномалия? Несколько лет назад мы провели исследование. Латыши, русские, поляки… Как вы относитесь к попыткам этнических меньшинств сохранить свою идентичность, свою культуру? Более 80% общество восприняли это как нормальное желание, даже потребность этнических меньшинств сохранить свою идентичность. Причем отличия разных этнических групп в отношении к вопросу были невелики.

Вузы, которые учат на русском языке, в том числе создают латвийскую интеллигенцию. Интеллигенцию, для которой русский язык – ценность».

«Я призываю добиться, чтобы эти поправки были отменены»

Игорь Граурс, проректор по развитию RISEBA:

«Помимо прочего, это вопрос раскола общества. Он касается всех его слоев. Но сейчас его пытаются свести к русского языка. Хотя в вузах будут и колоссальные ограничения для английского. Но разве не частные вузы в основном обеспечивают присутствие иностранных студентов, которым мы гордимя? Мы подтвердили, что можем работать. Иностранный студент сам выбирает, где учиться. И он выбирает наши вузы. А последствиями стремления уничтожить обучение на английском и русском станет потеря иностранных студентов. Огромные убытки для латвийской экономики.

Это станет колоссальным ударом по престижу Латвии. Можно ли доверять стране, которая так легко меняет свои базовые законы? В девяностые мы заслуженно гордились тем, что Латвия – многонациональная страна, где, фактически, три языка – норма. Теперь нас заставляют урезать это до одного языка. Это, простите, преступление не только по отношению к латвийским русским или русскоязычным, но и ко всем иностранцам.

К тому же говорят, что мы этой реформой сами создали ситуацию, когда латыши не знают русский. А, к примеру, в сфере транзита нужно знать несколько языков. Хотя бы два – английский и русский. Только латышского и английского не хватит.

Я призываю не останавливаться и добиться, чтобы эти поправки были отменены. Когда господин Шадурскис говорит, что этот закон повысит экспортные возможности Латвии, я не слышу ни единого аргумента – как именно? Думаю, что никак! Это мое мнение».

Источник: nra.lvwww.nra.lv

 
10-07-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№9(102) Сентябрь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»